08.12.2016 / 04:10

Сергей Илий: «В России не хватает неотвратимости наказания»

Был бы коррупционер, а статья найдется — сегодня в России это правило срабатывает далеко не всегда. Пробелы в законодательстве помогают нечистым на руку чиновникам избегать наказания или получать его в минимальном размере. В последние годы в России много сделано в плане профилактики коррупции. Данные соцопросов означают, что общий климат в обществе в отношении веры в антикоррупционную борьбу меняется, но пока очень не значительно. Не утихают лозунги с призывами ужесточать наказание коррупционеров. И тут у законодателей встает вопрос: насколько суровым должно быть наказание за коррупцию? Своим экспертным мнением об этом и не только с ПАСМИ поделился Сергей Илий, заведующий отделом проблем коррупции Академии Генеральной прокуратуры РФ.

ПАСМИ: В России более 60% всех коррупционных нарушений погашаются штрафами. Какие проблемы с пресечением коррупции Вы видите?

 — К сожалению, штраф остается основным видом наказания за коррупционное преступление. Это проблемы как законодательного характера, так и правоприменительной практики. Я и мои коллеги предлагаем вернуться к конфискации имущества как к основному виду наказания, потому что психологически для коррупционеров очень важно сохранить свое наворованное имущество.

Также у нас суды при назначении наказания исходят из оценки личности коррупционного преступника, комплексной оценки. Например, наличие госнаграды снижает вид наказания.

Иногда бываю случаи, когда изначально видно, что человек не сможет выплатить штраф по тем или иным основаниям, — тем не менее, ему этот штраф назначается.

ПАСМИ: Белорусы более эффективно борются с коррупцией. Что могла бы перенять Россия?

 — В Белоруссии действующий работающий механизм конфискации имущества. Его надо перенимать. Также положителен опыт контроля за доходами чиновников: Белоруссия контролирует на 100% всех государственных служащих, на которых распространены обязанности по декларированию доходов, по крайней мере, раз в пять лет. В плане профилактической работы такие проверки  весьма эффективны. В России запрещено проверять всех подряд! Проверяем выборочно и при наличии оснований — иначе считается, что мы нарушаем права.

Также в Белоруссии отличная практика ответственности лиц, которые были уволены за коррупционные правонарушения.  В России формального запрета на дальнейшее трудоустройство проштрафившегося  чиновника нет и госслужащие, обличенные в коррупции, могут идти далее на работу в муниципальный или иной госорган. Белорусы не допускают этого. Они сделали единую базу данных, в которой числятся все чиновники, в отношении которых проводились проверки. При приеме на государственную службу или перед повышением в должности кадровики обязаны посмотреть попадал или не попадал данный кандидат в эту базу данных.

 ПАСМИ: Почему Россия не перенимает положительный опыт Белоруссии?

 — Идея хорошая, но сразу возникают доводы как «за», так и «против». В какой-то мере не хватает политической воли.

Есть и другая сторона вопроса, например, в Белоруссии лица, привлеченные к ответственности за коррупционные преступления, лишаются пенсии как государственный служащий. И эта мера психологически срабатывает. В России 80% госслужащих отказываются от пенсии госслужащего и получают обычную пенсию по возрасту, потому что она больше. В регионах зарплаты очень небольшие около 15-20 тысяч рублей и получать пенсию по возрасту иногда выгоднее.

ПАСМИ: А что можете рассказать о проблеме «мелкой взятки»? Нестандартность таких историй иногда комична, а иногда более чем трагична. Расскажите истории реальных людей.

 — Из нестандартных случаев вспоминается, как одного сотрудника ГИБДД привлекли к ответственности за взятку в виде палки колбасы стоимостью 264 рубля. Или вот еще пример: плотник ехал с работы в нетрезвом состоянии на заднем сидении автомобиля не пристегнутый. Автомобиль останавливает сотрудник ГИБДД, мужчина просовывает ему 500 рублей через окно в виде взятки. В итоге – полгода реального лишения свободы. Вот такие невеселые курьезы.

Введение с 3 июля 2016 года понятие «мелкой взятки» смягчило наказание. Раньше за мелкую взятку можно было сесть и на три года, теперь – максимум на один год. Причем при взятке до 10 тысяч рублей можно ограничиться штрафом до 200 тысяч рублей. Конечно, здесь исходят из конкретной ситуации. То есть для предпринимателя, давшего взятку, чтобы получить откат, будет максимальный штраф, а для «труженика в нетрезвом состоянии» — соответствующий штраф.

ПАСМИ: Получается, что в России взяткодатель быстрее получит срок, чем взяткополучатель?

 — В прошлом году по делам направленным в суд 39% всех коррупционеров — это взяткодатели. А если посмотреть по назначенным наказаниям, то многие взяткополучатели уходят от наказания, связанного с лишением свободы.

Вообще-то, должны быть наказаны оба, но на практике у нас редко получается доказать вину обеих сторон. Поэтому чаще всего либо взяткополучатель либо взяткодатель проходит как свидетель. На практике проще выявить и задокументировать противоправные действия взяткодателя. Кроме того, в последние годы государственные служащие стали  активнее исполнять требования законодательства об уведомлении о попытках склонить их к совершению коррупционных действий. На основе этой информации удается привлечь к уголовной ответственности значительно больше взяткодателей, чем раньше.

ПАСМИ: Перенимает ли Россия опыт Китая в противодействии коррупции?

 — Китай активно изучает наш положительный опыт. Например, опыт антикоррупционной экспертизы нормативно-правовых актов, опыт комиссии по конфликту интересов.

ПАСМИ: Чего не хватает России в борьбе с коррупцией?

 — В России не хватает неотвратимости наказания. В странах добившихся успеха в борьбе с коррупцией (Сингапуре, Гонконге), сочетают превентивные и репрессивные меры борьбы с коррупцией , лишают свободы невзирая на лица. Поэтому главное – чтобы было реальное лишение свободы любого коррумпированного госслужащего.

Правда, в последнее время у нас наблюдается активизация в борьбе с коррупцией, это отмечают не только эксперты, но и население страны.

 

Беседовала Ксения Авдеева