07.12.2016 / 12:21

Не получившие зарплату от подрядчика «Роснефти» студенты стали обвиняемыми

В Первое Антикоррупционное СМИ в рубрику «Сообщить о коррупции» поступило обращение от жителей города Тюмени. В обращении сообщается о предстоящем 8 декабря в Центральном районном суде города Тюмени процессе над Алексеем Костылевым и Евгением Букиным, которые обвиняются в отказе от дачи показаний (ст. 308 УК РФ). Весь абсурд ситуации состоит в том, что на скамье подсудимых они оказались, будучи потерпевшими по делу о невыплате заработной платы подрядчиком «Роснефти». Как говорят заявители, они отказались давать показания только после того, как предположили, что следствие собирается переквалифицировать ст. 308 на статью 306 («Заведомо ложный донос»), то есть перевести их из разряда потерпевших в разряд подозреваемых.

%d1%82%d1%8e%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d1%8c-2

Как уже сообщали ПАСМИ, в 2014 году ООО «Управляющая компания «РАСТАМ», вернее одно из его подразделений, «РАСТАМ-Аудит», выиграло контракт на проведение инвентаризации в ООО «РН-Пурнефтегаз» (подразделение ПАО «НК «Роснефть») в городе Губкинский со сроком исполнения в течение четырех месяцев. Сумма контракта составляла 15,5 млн рублей. При этом компания «РАСТАМ-Аудит» и не думала выполнять заказ своими силами, так как на тот момент физически не могла его выполнить: у нее не было такого количества свободных сотрудников. Поэтому генеральный директор ООО «Управляющая компания «РАСТАМ» Любовь Растамханова поручила сотруднику компании Николаю Чугайнову нанять субподрядчиков (всего около двух десятков человек), которых и командировала в Губкинский.

Но после выполнения заказа УК на расплатилась с исполнителями и обвинила Чугайнова в присвоении выданных ему авансовых и командировочных сумм, опираясь на некий гражданско-правовой договор, который был, по словам Растамхановой, заключён с Чугайновым, и который, впрочем, не был предъявлен следствию. Растамханова объяснила это тем, что передала договор Чугайнову, а сам Чугайнов, со своей стороны, утверждает, что впервые о таком договоре услышал в Государственной инспекции труда (ГИТ), куда Любовь Растамханова представила даже не договор, а копию договора ГПХ. При этом Николай Чугайнов утверждает, что и его подпись в этом договоре подделана.

Группа сотрудников, которым ООО «УК «РАСТАМ» не выплатило заработную плату, обратилась в правоохранительные органы. Сначала они проходили, как свидетели, но теперь двоих из них превратили в обвиняемых.

ПАСМИ размещает обращение. Текст приводится в авторской редакции

«Уголовное дело было возбуждено после многократных подач заявлений через 5 месяцев. Недоверие к следственному комитету выразилось в том, что майор юстиции, заместитель руководителя следственного отдела Дмитрий Турлаков при беседе с бывшими потерпевшими, а ныне подозреваемыми, объяснял ситуацию таким образом, что госпожа Растамханова случайно не выплатила заработную плату. Далее при очередном визите в следственный комитет для регистрации заявлений с прилагаемыми доказательствами вины и выплаты заработной платы (прибыли для регистрации Николай Чугайнов и Павел Блюденов) в приемной нам отказали регистрировать наши заявления и направили завизировать их к заместителю руководителя следственного комитета Турлакову.

Мы направились к кабинету, дверь была открыта, заглянули. Он беседовал с посетителем, поэтому мы встали рядом с дверью и стали ожидать, когда они закончит беседовать, но при этом они нас не заметили. В ходе беседы мы услышали, что речь идет о нас. В дальнейшем мы услышали, что один из разговаривающих просил возбудить уголовные дела по ст. 306, 308 УК РФ, а Турлаков в ответ говорил, что следствие пока не имеет законных оснований в возбуждении уголовных дел, мотивируя это тем что мы отказываемся от дачи объяснений опираясь на ст. 51 Конституции РФ («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом») и просим возбудить уголовное дело в отношении Любови Растамхановой на основании прилагаемых документов. После того, что мы услышали от Турлакова, мы зашли в кабинет и попросили поставить визу на документах для принятия в канцелярию. В ходе ознакомления с заявлениями он сказал, что только что вышел адвокат Растамхановой, после этих слов мы поняли с кем он общался. Мы отказывались от дачи объяснений, так как мы хотели давать показания по возбужденному уголовному делу по факту невыплаты заработной платы на основании предоставленных документов о том, что мы являемся сотрудниками РАСТАМ что в свою очередь подтверждалось прокуратурой, ГИТ и РАСТАМом.

После возбуждения уголовного дела потерпевшие неоднократно приходили в следственный комитет и настаивали на даче показаний, но следователь Антон Яковченко никого не хотел опрашивать, ссылаюсь на то что сам вызовет, когда это будет необходимо, но всегда вызывал почему-то только одного Чугайнова. При этом он сам же выписал постановление о гос.защите Николая Чугайнова в связи с тем, что в его адрес неоднократно поступали угрозы. Других потерпевших насторожило то, что их не желают слушать достаточно длительное время. Следователь Яковченко передал дела следователю Погудину именно в тот момент, когда апелляция вынесла решение, в основу которого, положили подделанный ГПХ от 08.07.2014 года якобы заключенный между РАСТАМ и Чугайновым. До этого момента мы неоднократно писали в следственный комитет заявления о возбуждении уголовного дела по факту подделки ГПХ.

После того как следственный комитет не предпринимал и всячески затягивал сроки расследования, что наводило на мысль ожидания им вынесения судом решения в пользу Любови Растамхановой. После вынесения такого решения на исполнителей заказа ООО «УК «РАСТАМ» начало оказываться разного рода давление со стороны следственных органов и потерпевшия стала очевидна следственного комитета в исходе уголовного дела в пользу тогда ещё подозреваемой — Любови Растамхановой. отношению подозреваемой. После этого не получившие оплату за свою работу сотрудники стали подавать заявления о передачи уголовного дела в другой следственный комитет или выезда следователей с Москвы чтобы он разобрался с беспределом, творящимся в Тюмени. И не желая из потерпевших превратиться в подозреваемых, частично отказывались от дачи показаний, опираясь на ст. 51 Конституции РФ. Но при этом, мы не отказывались от дачи показаний по тем же вопросам в ОБЭП, и МВД Тюмени.

Мы предполагали, что решения судов по ГПХ связаны с действиями следственного комитета. Дело в том, что после них всех фигурантов стали вызывать на допросы с целью привлеченя их к уголовной ответственности, что, в результате, и произошло в отношении двоих из них.

По состоянию на сегодняшний день следственный комитет Центрального административного округа г. Тюмени возбудил уголовные дела по ст. 308 УК РФ в отношении следующих потерпевших: Николая Чугайнова, Павла Блюденова, Алексея Костылева, Евгения Букина, Виталия Боброва и Даниэля Кузнецова. По ст. 307 УК РФ («Заведомо ложные показания») дело было возбуждено в отношении Ивана Демидова.

Что касается Чугайнова, Блюденова и Демидова, то уголовные дела до суда так и не были доведены, так как их адвокат Руслан Елканов не дал по ним ход действию. На данный момент возбужденные дела не переданы в прокуратуру ЦАО г. Тюмени для вынесения обвинительного заключения, соответственно, в суд не передано.

В отношении Боброва и Кузнецова проверка не проводится, видимо, из-за того, что первый находится в г. Санкт-Петербурге, а второй вообще в Германии, что и мешает тюменским следователям.

В отношении же Костылева и Букина Следственный комитет прошел все стадии беспрепятственно и после обвинительного заключения дело ушло в суд Центральный районный суд г. Тюмени».

  • Кучум

    Владимир Владимирович обратите свой взор на внутреннею политику, страна гниёт изнутри , ПРАВОСУДИЕ действует так » Кто богаче тот и прав» , во всех регионах России такой беспредел, может они специально подрываю авторитет власти — это дело национальной безопасности. Может стоит вспомнить нашу историю и как в царские времена их на кол сажать ! Пару десятков посадить- глядишь другие задумаются и будут руководствоваться законодательством, а не своим сытым желудком и мягким креслом под пятой точкой.