06.12.2016 / 12:00

Виталий Белинский: Мы видим, как люди меняются

Дмитрий Медведев ограничил траты бюджетных средств чиновниками в области одного из самых коррумпированных направлений — госзакупок. В частности, ограничения коснулись сферы приобретения и аренды автомобилей. Запрещено приобретать машины  мощностью более 200 лошадиных сил. Нововведение призывает госслужащих к экономии бюджетных средств. Между тем кроме законодательного ограничения, чиновникам следует почаще напоминать о морально-этическом аспекте их деятельности.
Могут ли превентивные методы борьбы с коррупцией существенно снизить неискоренимое зло? Или побороть коррупцию можно только с помощью репрессий? Своим экспертным мнением об этом с ПАСМИ поделился Виталий Белинский, референт управления президента РФ по вопросам противодействия коррупции. Разговор состоялся в ходе семинара-совещания, организованного Российским обществом «Знание» для региональных чиновников, которые как раз обязаны информировать население о проводимой антикоррупционной работе на местах.

ПАСМИ: Верите ли Вы в искоренение коррупции?

— Коррупция присуща всем странам. Искоренить ее невозможно, а вот минимизировать вполне реальная задача. В деятельности служащего всегда будет присутствовать возможность конфликта интересов: с одной стороны чиновник выступает как представитель государства, с другой — как частное лицо. И здесь многое зависит от морально-нравственной составляющей чиновника, от его выбора.

ПАСМИ: А верите ли Вы в то, что люди меняются? И что помогает чиновнику сделать верный шаг?

— Мы не только верим, мы даже видим, что люди меняются. Здесь помогает комплексный механизм воздействия, нормы правового поля, отношение общества, отношение каждого человека, реализация принципа неотвратимости наказания. Воздействие идет со всех сторон и формирует поведение чиновника и каждого гражданина. Мы видим, как за последние годы происходят реальные изменения, об этом свидетельствуют и данные социологических опросов.

ПАСМИ: Какие регионы России находятся «на галочке» по проблемам коррупции?

— Есть различные способы измерения коррупционных проявлений. Проводятся социологические опросы, анализируются данные статистики уголовной практики и антикоррупционной работы. Управление отслеживает обращения, старается четко реагировать на все сигналы. С учетом этого формируется перечень контрольных мероприятий по регионам. Но, подчеркну, не всегда такой контроль связан с негативом, иногда это оказание помощи, а иногда изучение опыта. Как показал семинар-совещание, проведенный в г.Москве совсем недавно, регионы, в которых были проведены проверки, высказывают признательность за помощь в решении имевшихся проблем организационного, структурного характера, в формировании нормативной базы, в реализации конкретных антикоррупционных мер.

ПАСМИ: Ожидаете ли Вы рост коррупционных нарушений в случае роста теневого сектора российской экономики?

— Мы рассматриваем наличие теневого сектора и его криминальной составляющей как питательную среду коррупции. Однако, реализуемые на данном этапе антикоррупционные меры имеют значительный запас эффективности и призваны затруднить развитие негативных процессов, выступить в качестве стабилизирующего механизма.

ПАСМИ: Поддерживаете ли Вы опыт Китая в борьбе с коррупцией?

— Управление в рамках своей компетенции участвует в международном антикоррупционном сотрудничестве, в том числе с китайскими коллегами. Происходит обмен опытом, наработками. У китайских коллег представлены интересные организационные механизмы, опыт работы с обращениями. Что касается репрессий – это не панацея, потому что на смену казненному чиновнику придет десять. Важно другое — как ведет себя человек в состоянии выбора, в ситуации конфликта интересов?! Ведь даже в Китае, при всей жесткости применяемых норм, некоторые чиновники не останавливаются перед совершением коррупционных преступлений.

ПАСМИ: Как меняется отношение к людям, которые сообщают о фактах коррупции?

— Мы стараемся переломить существующие тенденции, изменить отношение к заявителям. В большинстве ситуаций люди, заявляющие о фактах коррупции, исходят из государственного интереса, иногда даже вопреки собственным. Безусловно, в таких случаях должны применяться защитные меры и механизмы. Здесь важна система тонких механизмов и настроек, гарантий, чтобы интересы того, кто нуждается в защите, не пострадали, а недобросовестный заявитель не мог использовать эти механизмы для ухода от ответственности, в случаях, когда выдвигаемые им обвинения в коррупции – лишь попытка уйти от ответственности за совершенные им нарушения и упущения.