30.11.2016 / 02:03

Две неудачные попытки убрать Захарченко 

Убрать Дмитрия Захарченко – ставленника ФСБ – из структуры ГУЭБиПК  пытались дважды. Генерал Сугробов был категорически против кандидатуры Захарченко, но мощные силы пролоббировали ее. Когда подчиненного Захарченко брали на взятке, он сидел за соседним столиком. Следил за тем, что деньги действительно передали. Захарченко попался лишь на третий раз. Но даже баснословные миллиарды не привели в СИЗО никого из руководства или высокопоставленных покровителей Захарченко.

Два лика антикоррупционного главка

Генерал Денис Сугробов и полковник Дмитрий Захарченко – фигуры из разных лагерей. Их пытались свести, но они так и не смогли сработались.

Майор Дмитрий Захарченко пришел в ГУЭБиПК (управление «П») еще при генерале Денисе Сугробове занимался пресечением преступлений в сфере потребительского рынка.

Сугробов позиционировал себя как бескомпромиссный борец с коррупцией, считая, что ему выдан карт-бланш президентом Дмитрием Медведевым практически на любые действия, а Захарченко на тот момент был серой мышью, но с уже с запятнанной репутацией.

Источник ПАСМИ пояснил, что у них сразу начали возникать конфликты, поэтому генерал Сугробов решил уволить Захарченко.

Но действия Сугробова ограничили сотрудники ФСБ, которые согласовывают все назначения сотрудников центрального аппарата Следственного комитета, МВД, Минюста, МЧС, оперативно курируют даже прокуроров и судей. На личном деле Захарченко был так называемый «красный уголок», говорящий о том, что у него есть кураторы из спецслужб. Официально кураторами являются сотрудники управления «М» ФСБ РФ, однако в случае с Захарченко история была иная.

Захарченко, как пишут СМИ, являлся протеже очень известного в узких кругах Олега Феоктистова. До последнего времени Феоктистов занимал должность заместителя руководителя «особки» — УСБ ФСБ — «конторы» в «конторе», курирующую помимо прочих и управление «М» СЭБ ФСБ. Сам же Феоктистов является человеком Игоря Сечина, который в представлении не нуждается. До 2008 года он возглавлял знаменитую 6-ю Службу УСБ ФСБ, что была создана в 2004 году по инициативе самого Сечина – на тот момент вице-премьера и куратора силовых структур. Поэтому «шестерка» и получила негласное прозвище «сечинский спецназ».

Денис Сугробов в своем письме из СИЗО подробно писал о личной заинтересованности Феоктистова в курировании ГУЭБиПК и указывал, что отправной точкой его конфликта с Феоктистовым являлось дело Хорева и нежелание вводить его в состав ГУЭБиПК:

«18 января 2011 года, перед награждением меня ведомственной наградой ФСБ России, в приемной начальника УСБ ФСБ ко мне обратился 1-й заместитель начальника УСБ ФСБ генерал-майор Феоктистов О.В. с настойчивым предложением о необходимости установления доверительных деловых отношений с бывшим 1-м заместителем начальника ДЭБ МВД России генерал-майором милиции Хоревым А.В., которого, с его слов, планировалось назначить начальником ГУЭБиПК, а меня якобы его заместителем». 

Бывший первый заместитель начальника ДЭБ МВД России генерал-майор милиции Андрей Хорев ранее разрабатывался Сугробовым по подозрению в коррупции, и в итоге скандально покинул не только МВД, но и Россию, несмотря на ходатайства влиятельных покровителей в ФСБ. По словам Дениса Сугробова от неформальных отношений с сотрудником, которого он считал коррупционером, он отказался:

«С тех пор между мной и сотрудниками 6-й службы УСБ ФСБ по инициативе последних общение прекратилось. Они посчитали меня амбициозным руководителем, который не захотел выстраивать с ними отношения должным образом по выполнению их неформальных указаний».

Поэтому Захарченко тогда не был уволен, но генерал убрал его с глаз подальше и перевел в «подвал» простым сотрудником в отдел по работе с обращениями и жалобами граждан. Он сидел там, дожидаясь своего часа. И час этот скоро настал.

Как «особка» громила ГУЭБиПК

Молодой да ранний Сугробов работал, невзирая на чины и звания, считая, что для реальной борьбы с коррупцией есть не просто социальный запрос, но и поддержка на верхах. Но врагов, препятствующих реализации его планов, было достаточно.

Ещё за год до ареста заместитель Сугробова Борис Колесников, курирующий оперативное сопровождение самых крупных дел, знал про планы «особки»  любой ценой привлечь сотрудников ГУЭБиПК к уголовной ответственности. Это знание, впрочем, не помешало ему попасться на провокации, которая была проведена с ювелирной точностью.

В качестве наживки использовался Игорь Дёмин — заместитель начальника 6-й Службы 9-го управления ФСБ, засветившийся на решение вопроса по прекращению проверки в отношении экс-главы Управделами президента — Владимира Кожина. Сотрудники ГУЭБиПК подозревали Кожина в миллиардных хищениях.

Помимо справедливых и честных законов, защищенных Конституцией, существует негласный табель о рангах. Что позволено Юпитеру, не позволено быку. По закону никто не имел право запрещать оперативникам ГУЭБиПК разрабатывать засветившегося сотрудника ФСБ, но по понятиям табеля о рангах это дерзкая выходка и непростительная ошибка. Феоктистов, как рассказывает наш источник, посовещался с начальником УСБ ФСБ генералом Сергеем Королевым и первым замом директора ФСБ генералом Сергеем Смирновым. «Мочить» решили не оперов, разрабатывающих фсбшника, а ГУЭБиПК в целом, чтобы разгромив главк, переформатировать его под себя и снять нависавшую угрозу разоблачения.

После проведения провокации спецназ УСБ ФСБ обыскал здание ГУЭБиПК и доставил в СКР заместителей начальника Управления «Б» ГУЭБиПК Алексея Боднара и Ивана Косоурова. Начались громкие аресты, которые сопровождала мощная информационная волна. Это было время сочинской олимпиады и майдана.

Владимира Путина новость настигла в Сочи, он услышал её в интерпретации Олега Феоктистова, который имел исключительные полномочия лично докладывать президенту.

Евгений Школов — помощник главы государства, который лоббировал назначение Сугробова на пост главы ГУЭБиПК, пришел на прием к Путину вторым, однако его позиция оказалась значительно слабее. Удивительно, но генерала не поддержал и министр Владимир Колокольцев. Негласный табель о рангах оказался сильнее.

Взлет и «залет» Захарченко

После разгрома ГУЭБиПК УСБ ФСБ держала на контроле дальнейшие назначения в главке, продвигая и взращивая своих. Захарченко сразу же воскрес из небытия и уже при следующем руководителе ГУЭБиПК Дмитрии Миронове стал заместителем руководителя управления. Он также особо ничем не выделялся в должности врио начальника Управления «Т» главка по борьбе с экономической преступностью и коррупцией, но как ни старался не светиться, не всегда это получалось. ПАСМИ писало, как в 2015 году по обвинению в мошенничестве в одном из столичных ресторанов был задержан оперуполномоченный Управления «Т» полковник Астемир Сокуров. Недавно его приговорили к шести годам колонии общего режима.

Наш источник сообщил, что, когда Сокурова задерживали, полковник Захарченко — его прямой начальник — сидел в этом же ресторане за соседним столиком. Его, правда, допросили, но не привлекли к делу даже в качестве свидетеля.

Неуязвимость полковника обеспечивало УСБ ФСБ. Так антикоррупционный главк стал лучшим прикрытием для любых действий.

Разные подходы к задержанию полицейских

Андрей Курносенко, нынешний глава ГУЭБиПК, после задержания Захарченко остался в системе и даже не потерял должность. «Неполное служебное соответствие», по факту выговор, — единственная санкция, примененная к Курносенко. При этом Денис Сугробов отправился в Лефортово уже через три месяца после первых арестов своих починенных. Хотя в деле Сугробова нет миллиардов. В нем вообще нет коммерческой составляющей. В вымогательстве сугробовцев голословно обвинил немецкий предприниматель, которого в Германии взяли под стражу за мошенничество. Полицейских обвинили в превышении должностных полномочий, допущенных при задержании чиновников на миллионных взятках. Следователи так и не смогли объяснить, какую корыстную цель преследовали полицейские, объединяясь в «преступное сообщество». А 8 млрд, очевидно, не повод искать возможных подельников.

Восстановление статуса-кво управления «М»

После уничтожения антикоррупционного главка «особка» ФСБ перетянула на себя часть полномочий, которые принадлежали управлению «М».

Дальше произошло ключевое событие, полностью изменившее расклад в силовых ведомствах. 19 июля 2016-го года, ровно за неделю до профессионального праздника, Дня сотрудника органов следствия Российской Федерации, оперативники ФСБ задержали высокопоставленных сотрудников Следственного комитета России: заместителя руководителя Главного следственного управления (ГСУ) по Москве Дениса Никандрова, начальника управления собственной безопасности Михаила Максименко и его подчиненного Александра Ламонова.

Есть информация о прямой причастности Захарченко к этому делу, мол, он предупредил Дениса Никандрова о проводимых оперативных мероприятиях. Представители органов «вбрасывают» в СМИ опровержения, говоря, что Захарченко уже давно был в разработке ФСБ и МВД, но, возможно, настоящая причина задержания Захарченко скрывается.

Задержанные следователи СК, по информации СМИ, как и Захарченко, были членами неофициальной команды Олега Феоктистова.

Напомним, что задержанным вменяют часть 6-ю статьи 290 УК РФ — получение взятки в особо крупном размере. По версии следствия, сотрудникам СК предложили пять млн долларов за отказ от преследования криминального авторитета Андрея Койчукова по кличке Итальянец из окружения Захария Калашова, известного как Шакро Молодой. Это отголоски дела о перестрелке у ресторана «Elements» на Рочдельской улице. Один миллион задержанные якобы успели получить.

Через три дня после ареста высокопоставленных сотрудников СК сам Олег Феоктистов был снят секретным указом президента с должности и переведен в аппарат прикомандированных сотрудников (АПС) ФСБ. Это событие, разумеется, особо не афишируется, однако имеет очень большие последствия для силовиков.

АПС — это страховка для бывших. Оттуда сотрудники обычно командируются в службы безопасности госкорпораций, ТНК и банков. Сейчас Феоктистов возглавляет службу безопасности «Роснефти».

Как только Феоктистов ушел с должности, появилась возможность поймать и Захарченко. Полковника задержали сотрудники ФСБ и СКР уже восьмого сентября, через две недели после ухода Феоктистова. При обыске в квартире его сестры было обнаружено 8,5 млрд рублей, что стало абсолютным рекордом по сумме изъятых в России средств.

Денис Сугробов, услышав об аресте Захарченко, сказал следующее: «Это невероятно, во что за два года превратился главк!»

Увольнение Олега Феоктистова и громкие аресты его протеже как в СК, так и в ГУЭБиПК, а также активное участие в этих делах Управления «М» ФСБ, позволяет сделать вывод о восстановлении статуса-кво «эмщиков», которые были лишены возможности влиять на кадровую политику в рядах силовиков под давлением УСБ ФСБ.

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы

  • праводруб

    Чекист бывшим не бывает

  • Егор

    Что вать машу происходит? Я уже вообще перестал понимать. То Феоктистов уволен, то он Улюкаева берет. Очень странная игра, кто бенефициар непонятно. Чем это все закончится тоже. Есть подозрение, что перед титрами будет очень сильный твист.