29.11.2016 / 00:45

Приговоренный к 10 годам сотрудник ФСБ просит смягчить наказание

В Первое Антикоррупционное СМИ, в рубрику «Сообщить о коррупции» поступило обращение от бывшего сотрудника ФСБ из города Майкопа (республика Адыгея) Мурата Хуратова, осужденного за мошенничество и организацию преступного сообщества. Экс-сотрудник признал свою вину в мошенничестве, но он утверждает, что «преступное сообщество» было инкриминировано следствием искусственно.

ПАСМИ размещает обращение. Текст приводится в авторской редакции.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be-0014«Я, Мурат Хуратов, обращаюсь с просьбой о помощи. Я долгое время надеялся на справедливое решение суда, хотя и понимал, в каком плачевном состоянии сегодня находится наша судебная система. Вместе с тем, как говорится, «надежда умирает последней». Поэтому я до конца надеялся, что суд прекратит эту надуманную историю по обвинению меня в создании и руководстве преступным сообществом. Когда я впервые узнал о вменении мне в вину части 3 статьи 210 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нём, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»), я был убежден в том, что эта часть обвинения прекратится на стадии следствия. Но события развивались в такой динамичной последовательности, что я был попросту обескуражен.

Дело в том, что меня, бывшего сотрудника ФСБ, и ещё нескольких человек – сотрудников ГИБДД, обвинили в получении взяток от водителей большегрузных автомобилей, следующих с перегрузкой. И именно я и организовал это преступное сообщество «взяточников».

В последствие шесть человек были осуждены в особом порядке по статье 210 УК РФ. Трое из них получили реальные сроки лишения свободы. В этот момент я стал понимать, что таким образом следственные органы закрепляют свои позиции по статье 210 УК РФ. Тем не менее, я был убежден в том, что органы прокуратуры, изучив материалы уголовного дела, не пойдут на явное нарушение уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, несмотря на осуждение шестерых человек по данной статье УК РФ.

Однако дальше всё пошло, как «по маслу». Майкопский военный гарнизонный суд, рассмотрев материалы уголовного дела, признал меня виновным в совершении всех инкриминируемых деяний. Правда, суд переквалифицировал мои действия на часть 1 статьи 210 УК РФ (просто создание преступного сообщества без использования служебного положения).

Одновременно с вменением статьи 210 УК РФ я был признан виновным в совершении 24 эпизодов получения взятки в составе организованной группы. Так как я не являлся субъектом получения взятки, мне вменили передачу денежных средств должностным лицам. Вместе с тем, в материалах уголовного дела не имеется ни одного фактического обстоятельства передачи мной денежных средств, то есть, нет ни денег, ни какой-либо фиксации или даже телефонного разговора, указывающего на передачу мной денежных средств должностным лицам. А так как статья 210 УК РФ строилась на эпизодах получения взяток, её мне и вменили.

Вообще, в процессе судопроизводства у меня возникло ощущение, что судья не желает объективно разобраться в материалах уголовного дула, а ищет возможность «состряпать» приговор. Почему я называю таким словом приговор, вынесенный именем Российской Федерации, у вас будет возможность убедиться, если вы его просто прочитаете.

Адвокатам в суде приходилось лишь присутствовать, а не принимать участие (это подтверждается протоколом судебного заседания). Иначе как объяснить отказ суда в вызове почти всех (более 40 человек) свидетелей стороны защиты.

Судья так же не обратил внимания ни на какие доводы стороны защиты по «умышленно» допущенным нарушениям УПК РФ следственными органами.

Государственным обвинителем оказывалось давление на своих же свидетелей, которые в зале судебного заседания стали давать показания, невыгодные обвинителю (всё это указано в протоколе судебного заседания). При этом судья не предпринял никаких мер для пресечения этих нарушений. Думаю, что это происходило потому, что всё заранее было оговорено. Излагать можно много, бумага всё стерпит. Указанные мной доводы содержатся в приговоре, обобщены в апелляционных жалобах и протоколе судебного заседания. В этой связи, я не хочу морочить вам голову изложением своего видения ситуации. Может быть я не прав, хотя убежден в том, что изложил выше.

У меня нет высоких покровителей или денежных средств. Я, по сути, оказался по другую сторону «системы». При этом я готов нести самую суровую ответственность, предусмотренную УК РФ, но я не хочу, чтобы за меня несли ответственность невиновные люди.

Да, в содеянном, то есть в мошенничестве, я признался в судебном заседании и не прошу снисхождения. Я прошу лишь одного – объективного рассмотрения судом. Я готов понести наказание только за то, что я совершал и не готов нести наказание за надуманные обвинения».

 

Сообщить о коррупции — мы опубликуем ваши материалы

  • Серж

    Понимаю этого парня! В Адыгее судебная система вообще прогнила. Никакой объективности, сам с этим столкнулся, судьи при вынесении приговора звонят в прокуратуру и спрашивают устроит ли их тот или иной приговор. В 2014 году будучи сотрудником одного из правоохранительных органов сам попал в ситуацию, где пришлось бороться как говорится против » своих» и к сожалению из-за давления на суд эту схватку я пока проиграл!!!!!!!!!!!!