21.11.2016 / 00:24

Выиграл грант – получил уголовное дело

Ставропольские фермеры, получив от государства деньги на развитие сельского хозяйства, не успели потратить ни копейки, как стали фигурантами уголовных дел. Крестьяне из страха перед людьми в погонах отказываются забирать оплаченный скот, лишь бы не вызывать интерес правоохранителей.

Быть или не быть фермером

Гамлет Осаян живет в обычной «двушке» в Буденновске Ставропольского края. В 2015 году Гамлет решился на рискованный поступок — подался в фермеры.

Решение объясняет буднично: «Правительство края выделяет новичкам грант на полтора миллиона рублей, почему не попробовать?»

Сейчас у него сотни овец, пасущихся на хуторе Горный вблизи Буденновска. Однако Гамлет сомневается в правильности своего выбора — «нервы дороже».

Получив грант от края, Гамлет пошел в банк. И здесь, по его словам, «начали рисовать какие-то схемы, почему нельзя получить деньги сразу».

«Я сказал: делайте, что должны по закону», — признается Осаян.

Краевому минсельхозу пришлось судиться с Россельхозбанком, чтобы те отдали Гамлету его деньги. Стоило их получить, как фермера посетили следователи.

Операция «Кооперация»

На Ставрополье фермеров поддерживали, начиная с перестройки. Уже в 2004 году здесь работало свыше 15 тысяч «единоличников», это в 12 раз больше, чем в Липецкой или Орловской областях. И почти столько же, сколько во всем Северо-Западном федеральном округе. По словам Гамлета, «проблем с чиновниками нет, а вот с правоохранителями тут не все просто».

%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%be%d1%82%d0%b8%d0%bf-%d0%ba%d0%be%d0%be%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b0%d1%82%d0%b8%d0%b2%d0%b0Рассмотрев вместе с отцом, Гачахом Хоржиковичем, все вопросы, Гамлет решил, что лучше вести хозяйство в кооперации с другими фермерами. И вместе с такими же крестьянами влился в кооператив «Отборный продукт Ставрополья», который объединил фермеров из трех районов края.

Председателем выбрали ветеринара Алексея Чернобривцева. Почему ветеринара? Во-первых, оптом прививки скота дешевле. Во-вторых, Чернобривцев, как и любой ветврач, знает, что фермеры лечат скот лишь для того, чтобы его забить. А потому, создал компанию «Айсберг-Юг», занимающуюся забоем скота. Конечно, выглядит это так, если бы хирург сделал частный морг. Цинично, но прибыльно. Кроме лечения и забоя скота, кооператив брал на себя помощь в написании бизнес-планов и ведении отчетности.

В итоге фермеры подали документы на участие в программе поддержки начинающих крестьянских хозяйств.

Не надо мне ваших денег!

Овцы фермера Багандова, обвиняемого в мошенничестве. Куплены за счет гранта

Овцы фермера Багандова, обвиняемого в мошенничестве. Куплены за счет гранта

Стоило деньгам поступить на счета фермеров, как против руководителя «Отборного продукта» Алексея Чернобривцева, его жены Елены и его сестры, бухгалтера кооператива Светланы Стрельченко возбуждаются уголовные дела о мошенничестве.

Причиной стало заявление одного из «грантовиков» Ибрагима Сагидова. Когда Светлана Стрельченко предложила ему приобрести скот у одного из поставщиков, Ибрагим сказал, что будет покупать там, где ему нравится. Светлана вспылила, поскольку новый договор нужно несколько месяцев согласовывать в Минсельхозе. Ибрагим хлопнул дверью. Однако спустя время вернулся и договор подписал. Более того, его брат Сулейман предложил свои услуги по выращиванию бычков Алексею, уже как руководителю «Айсберг-Юга». Ибрагим получил не от кооператива, а от «Айсберг-Юга» 800 тысяч на покупку и… отправился с этими деньгами в полицию.

Следователь СО ОМВД России по Буденновскому району Мирослав Геращенко решил, что это обналиченные средства гранта, и возбудил дело. И не одно, а целых одиннадцать. Якобы, скот не покупался, а гранты обналичивались.

Следствие считает овец

shaun-the-sheepСветлана Стрельченко настойчиво просит следствие выехать в хозяйства и убедиться, что скот куплен и прекрасно себя чувствует. Но никто выезжать на кошары не хочет. Почему? Светлана рассказывает, что «по версии следствия, фермеры могут перегонять скот с одного места на другой, выдавая его за разные стада». Непонятно, что мешает следствию выехать во все хозяйства одновременно. Возможно то, что поголовье окажется на месте.

Еще одна мистическая история произошла при пересчете овец у фермера Омара Халдузова. Их, как и положено по условиям гранта, оказалось 412. Было, правда, и несущественное нарушение — у части овец выпали бирки с номерами.

Тем не менее, уголовное дело на Халдузова возбудили на основании… явки с повинной. При этом сам Халдузов возмущен: «Никакой явки я не писал. Мне дали подписать три листа, два заполненных, один пустой. Я подписал. Явки не писал».

Адвокат Алексея Чернобривцева Рубен Геворкян, рассказывает, что «при ознакомлении с ходатайством о продлении меры пресечения явка Халдузова отсутствовала. Ее никто не видел, хотя на нее ссылались».

Следователь СО ОМВД России по Буденновскому району Ставропольского края Мирослав Геращенко, расследовавший до недавнего времени дело, так прокомментировал ситуацию: «Не я ее отбирал. Материалы собирали оперуполномоченные УЭБиПК Левокумского района. Мы не можем проводить их проверку. Пусть в СК обращаются. Нам передали уже готовые материалы дела, которые готовили в Левокумке».

Не рано ли обвиняют?

%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b2%d1%8b-%d1%87%d0%b5%d1%80%d0%bd%d1%8b%d1%88%d0%b5%d0%b2%d0%be%d0%b9

Коровы фермера Дины Чернышевой, обвиняемой в мошенничестве. Куплены за счет гранта

Вот дело, обвиняемой по которому проходит жена Чернобривцева Елена. Фермер Дмитрий Демидов перечислил Елене почти полтора миллиона рублей за приобретение 50 бычков. Елена, если верить обвинению, «в последующем обналичила их и распределила между соучастниками».

На самом деле скот куплен. Более того, арбитражный суд Ставропольского края обязал Демидова взять своих животных, которых тот, не желая никаким образом участвовать в этой истории, упрямо не хотел забирать. Говорят, боялся, что посадят.

«Только когда наступит отчетный период, 2017 год, тогда можно задавать вопросы, сколько ты взял денег и сколько сдал мяса или шерсти. Вот тут сразу станет понятно, работали люди или воровали», — говорит бизнес-омбудсмен в Ставропольском крае Владимир Федулов.

Тем не менее, уголовные дела множатся. В 2015 году «Отборный продукт» пытался участвовать еще в одной программе господдержки потребкооперации и получить средства на строительство цеха мясопереработки. Минсельхоз тогда отказал в участии из-за неправильно оформленной документации.

И это стало поводом для возбуждения еще одного уголовного дела. На этот раз по статье 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление».

По такой логике любого, кто подавал неправильные документы на получение господдержки и ее не получил, можно смело назвать потенциальным преступником.

Кому выгодно?

В 2013 году «Айсберг-Юг» взял в аренду бойню, принадлежащую кооперативу «Майский». Ранее председателем кооператива был Андрей Иванов, и.о. главы администрации Левокумского района. Однако пай свой уже давно передал родственникам, которые продолжают числиться пайщиками «Майского».

По словам Елены Чернобривцевой, «неприятности у них начались после того, как Алексей решил не арендовать, а строить собственный цех там же в Левокумке».

Возможно, это совпадение. Такое же, как и то, что Ибрагим Сагидов продает мясо именно на бойню «Майского».

Впрочем, это может быть выгодно и другим заготовителям, среди которых идет ожесточенная конкуренция за поставщиков.

К самой Елене Чернобривцевой еще за месяц до возбуждения уголовного дела поступали звонки с предложением заплатить полтора миллиона, чтобы «не было проблем». В декабре 2015 года, после возбуждения дела, те же неизвестные просили три миллиона за решение проблем.

Что делать?

Пока что у кооператива «Отборный продукт Ставрополья» одна надежда на суд. И на изменение похода следствия. Недавно дело перевели из Буденновска в краевую столицу. Новый прокурор Ставропольского края Анатолий Богданчиков наверняка возьмет дело под личный контроль. ПАСМИ будет следить за развитием ситуации вокруг «дела грантовиков».

  • Гость

    Фермеры сами виноваты, не хотели откат по-хорошему платить, не было бы тогда никаких уголовных дел….

  • Гость

    Это точно. Надо прописывать в статью расхода по гранту «Расходы на ментов». Что бы все законно было.

  • Гость

    Предприятиям уже ровно год не дают работать, им все равно хотят коровы, овцы кушать, для них главное их «цель». Человек который действительно преступник , делал фиктивные гранты, ходит на свободе и хвастается, что заплатил 4 миллиона, и скоро у него будет суд,и все у него будет чудесно, а те кто действительно работал правильно, по закону страдают за него. Председатель кооператива под домашним арестом- год. Кто возместит ему все потери, которые он понес? Кто восстановит былую репутацию предприятий, руководителем которых он является? Мы не очень уверенны, что прокуратура разберется во всем этом, ни кто не признается что ошиблись. «Ребята простите, были не правы». Это из области фантастики………

  • Гость

    Где министерство сельского хозяйства? Ау…..где ВЫ? Как можно людей бросить на произвол судьбы? Как же работать людям : «с оглядкой , а вдруг прийдут», или как? Почему счетная палата на себя не взяла первоначальную функцию проверки гранта, а уж потом на людей натравлять этих голодных «псов»….. . Некоторые грантовики оплатили правоохранителям от 200 т.руб до 500 т.руб, но боятся признаться, только как им теперь отчитываться за грант пять лет. Их оставили без нечего……. Где те, которые должны бороться с коррупцией???.