06.09.2016 / 07:22

Кому выгодно задавить малый бизнес в России?

Директор института повышения конкурентоспособности, кандидат экономических наук, антимонопольный эксперт Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Ульянов рассказал ПАСМИ, кто давит маленькие компании в интересах олигархов и транснациональных групп, почему  всё чаще сотрудники ФАС замешаны в связях с рейдерами и кому  выгодно захватить и уничтожить отечественные конкурирующие производства.

Алексей Ульянов

Алексей Ульянов

ПАСМИ: В последние время СМИ часто подвергает руководство ФАС критике. С чем это связано?

— Я не знаю, получает ли руководитель службы Игорь Юрьевич Артемьев деньги от иностранных транснациональных компаний или он работает, чтобы устроиться в одну из них, но он абсолютно точно является проводником их интересов в России. Именно по этому я предлагаю альтернативный подход — перезагрузку антимонопольной политики в национальных интересах России.

Вдумайтесь, антимонопольщики США 90% штрафов накладывают на иностранные компании, то есть конкурентов американского бизнеса. У нас ФАС «стреляет» исключительно по своим: за последние семь лет было возбуждено 250 тысяч дел против российских компаний и порядка пятнадцати дел (доля 0,006%) против иностранных. Руководитель ФАС не скрывает политику двойных стандартов — в прошлом году в интервью «Коммерсанту» он сказал, что считает мошенничеством, если два ИП установили одинаковую цену в 50 рублей за прыжки на батуте, а в интервью «Российской газете» объявил, что не будет возбуждать дела против иностранных компаний в России, чтобы не «ухудшить ситуацию». Это не просто двойные стандарты, в первом случае речь идет о превышении полномочий, во втором — халатности.

ПАСМИ: А как же дело против Google? 

— Оно было возбуждено после нашей критики, и пока, к сожалению, является чуть ли не единственным примером подобного рода. Но даже в этом деле есть вопросы — ФАС очень долго выносила решение, размер штрафа эквивалентен выручке Google за несколько минут работы. Мне также непонятно, почему ФАС так активно настаивает на мировом соглашении, хотя имеет чистую победу в двух судебных инстанциях. Обычно на мировое соглашение, антимонопольный орган идет, когда проигрывает дело в суде.

ПАСМИ: Расскажите о своей работе в ФАС России?

— Долгое время я работал в ФАС и был в команде Игоря Артемьева. Кстати, убежден, что поначалу, в те годы (2004-2010 гг) он был действительно лучшим руководителем антимонопольного органа за всю его историю. Однако потом что то случилось, и ситуация изменилась в корне. На рубеже 2009-2010 годов были приняты законы, чрезвычайно расширяющие полномочия ФАС, а, самое опасное, дающие чиновникам колоссальную свободу действий (вплоть до права вообще не анализировать рынок по большинству дел), также введена «палочная система» и большинство территориальных управлений ФАС стали возбуждать тысячи мелких дел, в том числе против малого бизнеса. В таких условиях я не смог оставаться «белой вороной» и я покинул службу. После этого Артемьев и его подчиненные, к моему удивлению, вылили на меня поток грязи и необоснованных обвинений — в развале работы и коррупции. Забавно это слышать, ведь за месяц до моего ухода, мое Управление заняло первое место в рейтинге управлений ФАС, а коррупцию с лупой искали, да так и не нашли. Факты же таковы. Например, моё управление контроля промышленности собирало 60-70% штрафов. Не налагало, а собирало.  Это очень важно, так как ФАС часто «пиарится» огромным числом наложенных штрафов, суммой, а потом счётная палата проводит проверку, и выясняется, что собрано из них 16%. Возникает вопрос: где остальные 84%? Я так понимаю, что часть пошла в карман чиновников. Также наше управление выносило 40-50% отказов в создании монополий. Мы предотвращали монополизацию рынков. После моего ухода число отказов в создании монополий сократилось в два раза.

ПАСМИ: Отечественный рынок сильно монополизирован. Кто за это ответственен?

— Сейчас ФАС согласовала все без исключения поглощения, монополизации, слияния, в том числе и поглощение крупным бизнесом мелкого бизнеса, все поглощения, которые проводил иностранный бизнес в нашей стране. Следовательно, ФАС ответственна за монополизацию российской экономики.

ПАСМИ: В чём причина закрытости ФАС от общественности?

— В моём подразделении 100% всех решений были опубликовано на сайте. Даже сотрудники жаловались на такие жесткие требования, но это был приказ Артемьева, а выполнял его только я. В других подразделениях публиковалось 2-3% решений. Только сейчас, после работы дорожной карты АСИ по развитию конкуренции, нам удалось не без труда убедить ФАС в необходимости публикации всех решений без исключения. Другой вопрос — качество этих решений. Решение ФАС о судьбе отрасли, которая зачастую переходит под контроль иностранцев или монополизируется отечественным бизнесом,  умещается в один абзац. В Европе решения по подобным сделкам — сто страниц с глубоким анализом, с выводами. С большим трудом мне в свое время удалось «пробить», что в порядке исключения, управление будет готовить решение не на один абзац, а хотя бы на несколько страниц, с описанием всего, что мы проанализировали, что запросили, к каким выводам пришли и т.п. Эта практика продержалась примерно месяц после моего ухода — до февраля 2010 года.

ПАСМИ: ФАС часто обвиняют в давлении на малый бизнес. Кому может быть выгоден административный прессинг? 

— Я вышел с предложением прекратить антимонопольное преследование малого бизнеса ещё три года назад. Почти три года Артемьев говорил, что проблемы нет совсем, что это грязные инсинуации, а он на самом деле лучший друг малого бизнеса. Мы сформировали базу решений ФАС, где было видно когда, против кого и за что ФАС возбуждает дела. Издали брошюру «От батутов до попкорна» и посчитали, что по самым «боевым» статьям — картели — доля дел против МСП -2/3, по злоупотреблению доминированием — 40%. Довели информацию до президента и правительства. Потребовалось шесть поручений (вице-премьеров, правительства, президента), пять из которых ФАС попросту проигнорировал, чтобы был разработан и принят закон (264-ФЗ от 3.07.2016) об иммунитетах для малого бизнеса от антимонопольного контроля. Однако руководитель ФАС предпринял нечеловеческие усилия, чтобы оставить в ней лазейки, и иметь возможность «кошмарить» малый бизнес. Например называя индивидуальных предпринимателей, фермеров, небольшие заводы и даже НИИ «естественными монополиями» по факту наличия у них котельной или водокачки. Или обвиняя малый бизнес в «картельном сговоре», хотя для иностранных специалистов словосочетание «картель малого бизнеса» звучит как нонсенс. И буквально сразу после принятия закона об иммунитетах, ФАС сумел протащить для себя исключение из очень важного президентского закона — теперь все контрольные органы за первое нарушение не штрафовать, а только предупреждать малый бизнес — исключение ФАС…

У меня было искреннее желание не ослабить ФАС, а усилить его, чтобы он смог сконцентрироваться на крупных делах и расследованиях. ФАСу сейчас, как и другим органам, уменьшили численность в условиях кризиса, но передали такую важную сферу как регулирование тарифов. Казалось, сам Бог велел отказаться от «мелкотемья» и отстать от малого и среднего бизнеса. Почему с таким упорством Артемьев не хочет этого делать-непонятно. Только если принять то, что он делает это в интересах олигархов и транснациональных групп. Это можно объяснить только так. Конечно, есть у ФАС дела и против крупных компаний. Отдельные из них оказывают положительное влияние на рынок. Но зачастую и против крупных компаний возбуждаются смешные дела, для «галочки». Например, против Почты России: на почте не выдали посылку по доверенности, после исправления доверенности посылку выдали, но дело всё-таки возбудили. А дело против РЖД было возбуждено из-за застеленных полок в фирменных вагонах. ФАС постановила, что это нарушение: потребитель должен иметь право выбора.  Когда запустили скоростные электрички в города Подмосковья, ФАС опять сочла это нарушением прав: люди должны иметь право и на плохие электрички. Вот такие дела против крупных компаний.

ПАСМИ: В чём состоит основная функция ФАС? Насколько успешно ведомство выполняет свои обязанности?

— Созданный орган должен защищать маленьких от сильных, а в случае, если этот орган тотально коррумпирован, то ситуация меняется наоборот, существует даже индикатор такого положения дел: согласно рейтингу газеты «Коммерсант» ФАС занимает первое место по коррупции.

Большинство сотрудников ФАС — честные люди, косвенным свидетельством этого является то, что в ведомстве большая текучка рядового состава, а посмотрите на руководителей: Артемьев на своей должности 13 лет, кстати, единственный руководитель ФАС в мире с бессрочным контрактом, у всех остальных — срочный. Его заместители по 20-25 лет сидят на своих местах. Получается, монополия в антимонополии.

ПАСМИ: Почему так мало дел против крупных компаний?

— У Игоря Юрьевича дружеские отношения с Германом Грефом, крупнейшим банковским монополистом, — ноль дел против Сбербанка. Прекрасные отношения с Сечиным, а это крупнейшая нефтяная монополия, мало дел против Роснефти. Можно конечно сказать, что это случайность, и что эти уважаемые компании не нарушают, но к малому бизнесу ФАС ходит и под надуманным предлогом. А если посмотреть на другие сферы — самые теплые отношения у ФАС сложились с игроками №1 на всех основных рынках — минеральных удобрений, сотовой связи, металлов и т.д. А дела зачастую возбуждаются против «новичков» или быстрорастущих конкурентов. То есть антимонопольный орган стоит на страже интересов монополий.

ПАСМИ: Насколько успешно ФАС контролирует госзакупки?

— Счётная палата неоднократно признавало закупки ФАС неудовлетворительными, то есть контролирующий орган по закупкам сам совершает грубейшие нарушения в своих мельчайших закупках.

Закон о закупках — это очередное вредительство. В мире обществу и государству важно, чему и как учат школы, как больницы лечат, а у нас по какой процедуре они скрепки купили. Везде проверяют, зачем ты купил и по какой цене. У нас проверяют процедуру. Ещё раз подчеркну, процедурный контроль ФАС за закупками бессмыслен, нам надо менять его на контроль результатов, общественный и финансовый контроль содержания закупки. Счётная палата высказалась по этому повод: всего 16% собираемых штрафов у ФАС. Где остальные 86% штрафов? А прокурорской поверки по этому поводу почему-то нет, причина не ясна. В прошлом году были задержаны семь руководителей региональных ФАС, но высшее руководство неприкасаемое.

ПАСМИ: Эффективна ли деятельность антимонопольных юристов?

— При ФАС есть некоммерческое партнёрство «Содействие развитию конкуренции», в ней больше ста сотрудников — антимонопольных юристов, но в суде за весь 2014 год они были только 7 раз. При этом они очень высокооплачиваемые. Видимо, они предпочитают зарабатывать не на судебных спорах, а на кулуарном решении вопросов ФАС. Гораздо более опасная ситуация сложилась в виде связи руководителя ФАС с иностранными антимонопольными юристами. Если по рейтингу Всемирного экономического форума в Давосе эффективность антимонопольной политики в России стоит на 83 месте в мире, то по рейтингу частного английского юридического журнала Global competition review — на 17 месте. Экономисты Давоса оценивают работу ФАС почти в два раза хуже, чем российских чиновников в целом (в России общее «командное» седьмое место, то антимонопольные юристы Великобритании постоянно пишут, что ФАС — самый эффективный орган власти в России. Разумеется, Артемьев постоянно рассказывает президенту про рейтинг юристов, но ни разу — про рейтинг Давоса.

ПАСМИ: Законны ли так называемые «рейды на рассвете», к которым часто прибегают сотрудники ФАС?

— ФАС не имеет полномочий оперативно-розыскной деятельности, ни каких-либо других полномочий силовых ведомств, но, приходя на предприятие, ведут себя так, как будто они у них есть. Иногда правда привлекают сотрудников силовых структур, но иногда даже и без них врываются. Были случаи, когда сам заместитель руководителя службы А.Кинёв врывался в офис компании и производил выемку документов. После этого у него появилось несколько квартир в Москве. Можно проследить: проверка — квартира, проверка — земельный участок. Сейчас его отправили на «заслуженный отдых» в Центризбирком.

ПАСМИ: В СМИ есть информация, что министерство часто используют для рейдерского захвата предприятий, пример — «Уральские радиостанции» и «Уральские заводы», которые обвинили в картельном сговоре в Ижевске, возможно ли это?

— За большинством таких дел стоят люди, стремящиеся уничтожить или захватить предприятия. Определения «картеля» до сих пор нет в законе, поскольку это не выгодно для тех, кто использует данное понятие как средство давления на бизнес, несмотря на то, что картель — уголовно-наказуемое деяние. Они не хотят дать ему определение. Получается, что могут зацепиться за любой документ или договор, объявить компанию картелем, как и произошло с ижевскими предприятиями.

ПАСМИ: В случае в Ижевске цены для предприятий устанавливала ФАС, но впоследствии обвинила предприятия в искусственном поддержании цен, получается, обвинила сама себя, но штрафы будут платить предприниматели. Возможно ли такое? 

— В этом случае ФАС выходит за рамки своих полномочий. Это не законно, начинают действовать двойные стандарты. ФАС может любое действие компании перевернуть против неё самой же.

ПАСМИ: Ижевские предприятия занимают 1% рынка, но их признают картелем. Как такое возможно?

— По новому закону, с июля 2016 года малый бизнес нельзя называть монополистом. Этот закон встретил огромное сопротивление главы ведомства Артемьева. Но ФАС оставила себе лазейку — это признание малого бизнеса картелем.

ПАСМИ: Возможно бороться с неправомерными решениями ФАС?

— Нужно не бояться публичности. Наоборот, в публичности сила. Недобросовестные чиновники сразу начинают вести себя приличнее, если вы предали их заказные дела огласке. Можно и нужно обращаться за защитой к бизнес-омбудсмену и в Генеральную прокуратуру. Наконец, ни в коем случае не нужно бояться отстаивать свои интересы в суде. Наш анализ показывает, что в арбитражных спорах с ФАС в 40% случаев выигрывает компания. А, если оспаривается оборотный штраф, то шанс выиграть — более 50%.

 

 

 

 

 

 

 

  • Виктор

    Всё правильно сказал! Задавили малый бизнес! Именно ФАС!

  • Elena Skryabina

    Очень трезвое и интересное мнение, экспертное и актуальное. Алексей Ульянов — умница!

  • А в Кремле не догадываются?

    Что у всех гос чиновников личные счета и ячейки с наличностью в Швейцарии, с украденными у народов России деньгами.
    А в России московские гос чиновники только вымогают откаты взятки, воруют и уничтожают своими поборами независимый региональный малый бизнес в регионах России или отжимают его заменив на свои откатные карманные московские зао рт-кормушки, получая при этом ещё и огромные зарплаты от гос корпораций и от государства.
    Короче, московские гос чиновники воруют и отжимают у своего народа и ртом и попом, превращая в руины региональный малый бизнес.

  • Бывший работник малого бизнеса

    Кому он сдался Ваш малый бизнес?
    Сейчас выгодней сидеть на шее у государства и получать за ничегонеделание на режимном предприятии большую зарплату.
    В многотысячном коллективе завсегда можно грамотно сачкануть, пошёл туда не знаю куда и искал там то не знаю что.
    Хитрый гос монополист все свои непроизводственные затраты переведёт в производственные и засадит в цену спец изделия.
    Чиновники сами же стали платить бездельникам на гос предприятиях больше чем в малом бизнесе, так что же теперь вспоминать о покойнике?
    Умерла, так умерла.
    Кормите сами теперь на гос предприятиях дармоедов и блатарей.